пресса :: публикации

Пока мой стоп-кран не сорван, буду творить

www.geometria.ru Тюмень

2012 сентябрь

Детская улыбка на грубом мужском лице, походный рюкзак поверх кипенно-белого пиджака и непринужденная манера общаться с людьми. Он любит хороший коньяк, мечтает выступить в Японии и требует, чтобы все обращались к нему на «ты» - иначе обижается.
В свои 51 маэстро российской электронной сцены Мартин Ландерс даст фору любому молодому ди-джею. За свою длинную музыкальную карьеру он успел объездить полмира и выступить на крупнейших российских и европейских площадках. 
В Тюмени он частый гость. Интервью о музыке, клубной культуре и современности.
 
Если бы не музыка, то что тогда стало бы делом вашей жизни?
Если бы взяли, был бы водолазом, но по здоровью не прошел! А так, кроме музыки для меня больше ничего не существует. Вот уже больше 20 лет кроме музыки я вообще ничем другим практически не занимаюсь. Плюс подводный мир.
 
Каким было ваше первый выход на сцену? И какие эмоции вы испытываете сейчас?
Кто-то сказал: «Настоящий артист волнуется всегда», и я подписываюсь под этим высказыванием. Я считаю, что если ты выходишь к зрителям, становишься за вертушки, подходишь к инструменту и не волнуешься, то ты просто умер для публики. Если ты что-то делаешь наотмашь, просто так, то это уже не творчество. Тогда нужно идти работать садовником, слесарем, но только не артистом.
 
Как бы вы описали стиль «техно» человеку, который не имеет о нем никакого представления?
Да очень просто! Техно – это музыка ни о чем! Она ничего не несет и ничего не пропагандирует. Это состояние души, это работа фантастических механизмов, это магнетическая монотонность. Все очень просто.
 
Как человеку вашего возраста видится современная клубная культура? Есть ли в ней, на ваш взгляд, какая-нибудь философия?
В наше время клубная жизнь – это, в первую очередь, дань моде. В любом течение, есть своя идея, своя философия. Однако, то что происходит в последние 2-3 года на клубной сцене я могу назвать застоем, никак иначе. Попсовое правило «чем проще, тем лучше» добралось даже до техно. И это печально.
 
Для кого ваша музыка?
Я никогда себе не представляю своего слушателя. Я играю для всех. Если тебе это нравится – кайфуй! Я не думаю о том, модно это или нет, я просто делюсь тем, что есть у меня внутри.
 
Чувствуете ли связь с публикой на своих выступлениях?
Всегда! Если ее нет, то все выступление и еще 2 недели после этого пойдут насмарку.
 
Что самое сложное в вашей профессии?
Человек, который за вертушками – он управляет толпой. У тебя нет права обманывать их, не дорабатывать, кривить душой. Я лично так никогда не делаю. Нельзя идти на поводу у толпы. Если завтра меня попросят включить частушки, я никогда этого не сделаю, пусть это делает другой ди-джей, но только не я. Это человек, который постоянно что-то пробует новое, меняет, переставляет. Если все происходит по написанному листу, то это не работа для ди-джея, это уже рутина. Это никогда не будет интересно.
 
Что происходит с Мартином Ландерсом, когда он слушает свои прошлые треки?
Я бы все переделал, все переиграл иначе. Не взирая на свой возраст, я все время эволюционирую, все время развиваюсь и иду вперед. Я не знаю, когда это закончится, когда будет нажата кнопка «стоп». И если бы мои прошлые треки создавались бы сегодня, они создавались бы иначе.
 
Сейчас практически каждый, кто встал за пульт называет себя ди-джеем. Каждый второй мнит себя им. А где ваше место в этой огромной толпе?
Я не считаю себя ди-джеем изначально. Я проводник музыки, я просто делюсь тем, что у меня есть. А насколько это хорошо, пусть оценивают другие. Слово «ди-джей» уже приняло оттенок нарицательности, чуть ли не ругательным. Ди-джей, который склонился с мышкой к монитору – это не ди-джей. Для этого нужно придумать какой-нибудь другой термин.
 
Есть ли такой клуб, в котором вы мечтаете выступить?
Да, это в White club в Лондоне. Это фантастическое сюрреальное место вместимостью около 150 человек. Это полностью белая комната, стены, пол, потолок в которой сделаны из жидкокристаллических матриц. Ты не заходишь в помещение, а будто бы проваливаешься в белое пространство. Я бы очень хотел сыграть там.
 
Какой должна быть вечеринка, чтобы она запомнилась вам?
Она должна быть нетривиальной. К примеру, помню, одну вечеринку в Куршавеле, я играл для небольшой компании людей на кухне, это было необычно и очень запоминающееся.

Кто был вашими учителями?

Меня совершенно никто не учил стоять за пультом. Я много лет работал на радио, и освоил азы, а потом все пришло с опытом, с экспериментами. Своими учителями я могу назвать ту музыку, которую я слушал в то время, когда был молод и все только начиналось. Музыка продолжает учить меня и сейчас, вся музыка – от джаза 20-х годов и заканчивая трансом 2015. 
 
Можете ли вы назвать себя человеком современным?
Очевидно, актуальным – да, а современным - не знаю. Я не понимаю бесконечное общение через IPod, IPhone. Люди лишаются частной жизни. Я считаю это зомбированием общества. Я не понимаю, почему у каждого дворника в руках должен быть IPod? Почему, если все слушают радио, я его не слушаю? Если все смотрят телевизор – я его не смотрю. И сказать, современный я человек или нет, я не могу, я не знаю.
С другой стороны - пойдёмте со мной на танцпол и сами скажете, современный я человек или нет.
 
Если бы Вам предложили снять фильм про вашу жизнь, то какой из ее периодов вы хотели бы осветить?
Юность. Мою бурную юность, когда все начиналось, все становилось.
 
Есть ли у вас секрет успеха?
Секрета никакого нет. Тебе либо везет, либо нет. Ты либо окажешься в нужном месте в нужное время, встретишься с нужными людьми и все получится, либо нет. Все зависит от того, как карты лягут, как сложатся все обстоятельства.
 
Ваш проект Lator распался. Вам проще выступать одному или работать в команде?
Не проще, а интереснее. Однозначно в команде. Естественно, проще привезти одного артиста, разместить его, оплатить, провести выступление. Но настоящий кайф получаешь только от взаимодействия на сцене с другими артистами, выступая в тандеме, делая какой-то музыкальный проект вместе.
 
Что сейчас происходит с клубной культурой в России?
Начать нужно с того, что у нас в России нет ни одного ди-джея. Думаю, вам знакомо имя Pete Tong, например. Вот это ди-джей. Это команда 64 человека, которые стоят за этим именем и занимаются клипами, выступлениями, радио и так далее.
У нас у ди-джея в лучшем случае есть только директор.
Музыка под названием Джаз практически все время в нашей стране находится в андеграунде. А клубная культура и подавно.
Если в Москву приедет, например, Стинг – то об это знают все, если приедет звезда электронной музыки, об этом знают только сугубо интересующиеся этим направлением люди. Если польское MTV может позволить себе трансляцию 3-х часового выступления Карла Кокса, то наше телевидение – никогда. Клубную культуру не освещают в СМИ, ее никто не видит. Просто знают, что что-то там происходит по ночам, а что именно – неизвестно. Поэтому второго Окефольда в России не будет никогда.
 
Что бы вы, как представитель клубной культуры, хотели бы в ней изменить?
Музыка всегда социальна, ее роль – воспитывать людей. Когда у нас существует «Радио Шансон» - о чем мы с вами будем говорить? Когда людей пропитывают воровской, тюремной романтикой, о какой культуре музыки может идти речь? В СССР хотя бы была цензура, и спустя годы я понимаю, что это не так плохо. Мы не смотрели кино третьего сорта, мы шли в кинотеатры и получали шедевры. А сейчас у нас то, что было в Америке 200 лет назад – Дикий Запад, отсутствие цензуры и вседозволенность. Пока дела обстоят так, менять что-либо совершенно бессмысленно.
 
Как в молодом возрасте не потерять интерес к жизни и не отупеть?
Все дело в твоих интересах. У кого-то есть интерес к музыке, у кого-то к водке, а кто-то собирает спичечные коробки. Каждый выбирает своё. Я считаю, что главное не останавливаться. В свои 17 лет я кричал: « Никакой классики, никаких скрипок». Сейчас же в 51, я слушаю и классическую музыку тоже. Плох тот, кто так и остался на прежнем уровне. Тем более, что сейчас все в открытом доступе – два клика мыши, и ты скачал все дискографию группы. Не гонитесь за количеством, делайте ставку на качество, смотрите глубже и думайте. Вот и все.

После этого разговора Мартина Ландерса ждал еще одни – теперь уже музыкальный диалог с публикой. Немного подготовки и «старый пират», как он сам себя называет, готов к бою. 
В Тюмень он обещает вернуться очень скоро, с новыми треками. Все-таки, это один из его самых любимых городов в России.

Дарья Козачок, 
специально для Geometria.ru Тюмень

публикации

При использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна. All rights reserved. Design and maintenance ML Productions ©1998-2015. Техподдержка Hotsupport