радио :: программа back to the universe :: 1992-2016

Здесь представлены настроенческие и психоделические "картинки", способствующие ночным размышлениям, а также высказывания о каких-то состояниях нашей души, которые были  очень близки и понятны мне в разное время жизни. Эти слова написали: Ингеборг Бахман, Эрих Мария Ремарк, Александр Блок, Александр Грин, Поль Элюар, Эмиль Верхарн, Мартин Ландерс и другие.
Удачного Вам полета...но, будьте осторожны...это совсем не веселые мысли, рассуждения, душевные порывы и воспоминания... 
И помните:
"Imagination is more important than Knowledge." 
- Albert Einstein
Он так часто просил, чтобы его оставили в покое, сам не зная зачем... Наверное, только затем, чтобы лечь и потушить свет, и устремить свой взгляд в темноту, в ту далёкую даль, от которой его то и дело старались отвлечь...
...я свыкся с простейшим из наваждений: явственно видеть мечеть на месте собора, школу барабанщиков, руководимую ангелами, шарабаны на небесных дорогах, салоны в оперной глубине...видеть чудовищ и видеть чудеса...
- Может  вы сядете за руль?
- В “роллс—ройс”? Нет, не рискну. Кроме того, у меня нет прав. И, наконец, я не умею водить. 

back to the universe

Попытка взлететь! Попытка вновь полюбить!
Необъятный, непознанный мир готов раскрыться к твоему отчаянию, перед твоими глазами, но все это - мимо! Смутные сны. Окрыленность...над пропастью. Он чувствовал себя хорошо лишь наедине с собой и музыкой. Давно рухнуло здание желаний и надежд. Надежда! Я надеюсь, что ничто никогда не сбудется из того, на что я надеюсь! Все почему-то бояться смерти, хотя в ней одной лишь и есть спасение от того, что мы называем-жизнь. Мир -это уравнение, решив которое, получим: золото равно золоту, а дерьмо-дерьму. Но ничто внутри нас не равно ни тому, ни другому, и ничто в мире не равно миру внутри нас.
..Собственный мозг, из-за своей способности хранить воспоминания и осознавать происходящее, может тебя терзать, мучить, не давая ни минуты покоя, только смерть кладет всему конец, смерть, стирающая воспоминания, несущая забвение и покой. Чем меньше живут люди, тем страшнее им смерть.. 
Я чувствую себя маленьким человеком в большой космической вселенной. Мне никогда  ничего не было нужно, кроме производства звука, музыки. Я никогда не думал о том, что  обо мне думает большинство, или как я смотрюсь в контексте истории, либо как  окружающие воспринимают мое творчество. Я просто пытался выжить и сохранить себя  как музыканта.. 
Порой я чувствую себя участником гонки, смысла которой я не понимаю... 
Безусловно, человек, как личность, есть ни что иное, как продукт среды плюс итог самовоспитания. От среды он берет все: нужное и ненужное, впитывает, как губка. Но далеко не каждому удается отфильтровать одно от другого.
For Klaus Schulze ... timewind..."
Радуются дождавшиеся. Мучаются покинутые.
Отзвук самого себя над самим собой.
И тонких рук предвосхищенье
Над моей закованной свободой,
Над моей законченной судьбой.
Я в их беспечные объятья,
Как в смерть свою, бросаюсь с головой.
Кружится голова и застывает боль,
И ядом мысли все отравлены тобой.
Маятник жизни и рвущаяся нить.
Мы поняли. что ничего понять не можем,
И смысл бесконечен--пережитое пережить.
Лунная боль бездомья.
Призрак судьбы - исчезни!
В горле слова и комья,
Пытка и боль - воскресни!
Сомненьями изъеденные ночи.
Укол, укус и легкий нервный стон.
Как струйки олова, текли слова,
Сквозь мутный взгляд, сквозь голову...
И жалят тень свою беспомощные руки...
И душит липкая луна мои раскрытые глаза
И, зажимая горло,
ссыпает на зрачки толченое стекло...
Раскрыв колодцы пустоты,
Бездонны, глубоки они,
И я ползу, цепляясь нервно за углы,
Что режут пальцы, рвут немую грудь,
И падаю, взметая пыль и боль,
И память каменеет, пыль волоча и пепел за собой,
И шевеленье задубевшим ртом,
Цедя слова увязшим языком,
И тень распластана на камне и на стенах.
К окну холодному прижаты нос и губы,
Из рваных вен течет и застывает кровь.
Сквозь пелену туманов и дождей
Твои глаза печально смотрят на меня...
ml
Смотрите! В синеве прозрачной утопая,
Далеко от земли, от рабства, от цепей,
Летят они стрелой, ни гор не замечая,
Ни шума грозных волн бушующих морей...
Измучены они, и худы, и усталы...
Зато им наверху так дышится легко!
И дикий рев стихий не страшен им ни мало.
Их крылья всем ветрам открыты широко.
Пусть буря перья рвет! Пусть злятся непогоды!
Пусть ливень мочит их , сечет холодный град!
Согретые лучом живительной свободы,
В волшебный светлый край отважные летят.
Летят к стране чудес, к стране обетованной,
Где солнце золотит лазури вечной гладь,
Где вечная весна, где берег тот желанный... 
Опустошенные дома.
Мельканье лиц и беспокойство глаз.
Опустошенная душа.
Безликий свет. Отрывки глупых фраз.
Пустой вокзал. Чужие лица.
И взгляды, обращенные на пол.
И я хотел бы улететь как птица
На безлюдный песчаный мол...
ml 
..там человек сгорел...
                 Фет.
Как тяжело ходить среди людей
И притворяться непогибшим.
И об игре трагической страстей
Повествовать еще не жившим.
И, вглядываясь в свой ночной кошмар,
Строй находить, в нестройном вихре чувства,
Чтобы по бледным заревам искусства
Узнали жизни гибельный пожар.
Пусть ты истерзана в тисках тоски и боли
И так мрачна! - но все ж,
Препятствия круша,
Взнуздав отчаяньем слепую клячу воли,
Скачи, во весь опор скачи, моя душа!
Стреми по роковым дорогам бег свой рьяный,
Пускай хрустит костяк,
Плоть страждет, брызжет кровь!
Лети, кипя, храпя, зализывая раны,
Скользя и падая, и поднимаясь вновь!
Нет цели, нет надежд, нет силы;
Ну так что же!
Ярится ненависть под шпорами судьбы;
Еще ты не мертва, еще в последней дрожи
Страданье под хлыстом взметнется на дыбы!
Проси - еще, еще! - увечий, язв и пыток,
Желай, чтоб тяжкий бич из плоти стон исторг,
И каждой порой пей, пей пламенный напиток,
В котором слиты боль, и ужас, и восторг!
Я надорвал тебя в неистовой погоне!
О, кляча горестей, топча земную твердь,
Мчи одного из тех, чьи вороные кони
Неслись когда то вдаль, сквозь пустоту и смерть!
лишь только тот, кто смог прожить,
задолго до своей кончины
вкус смерти ощущая на губах,
кто мог уже не ждать и не спешить,
как путник, заблудившийся в пустыне,
зажав безумный мир в своих немых руках,
кто мог летать и прыгать в никуда,
теряясь в длинных лабиринтах снов,
как тень, скользя над выпуклой землей,
кто в нитях молний растворил себя,
жил в бездне звуков полустертых слов,
сжигая день и каждый вечер свой,
лишь только тот, кто смог найти
в просторах вечной пустоты
свет мертвых глаз погасших звезд,
кто в нервной суете толпы смог
к одиночеству дойти
и пропитаться им насквозь...
лишь только тот и смог бы рядом стать,
и дико закричать от нестерпимой боли,
которую не в силах больше прятать и носить в себе,
кричать беззвучно громко, и никого не звать,
в одряхший бок судьбы вонзив стальные шпоры,
несясь, сквозь ночь и смерть, навстречу пустоте...
ml 
Мир наших желаний, потребностей и поступков пересечен узкими и строго обозначенными путями, ведущими к определенным целям. Так как эти пути стали слишком тернистыми, или мы просто перестали их видеть, то мы больше и не можем переносить этот мир. Все пути закрыты. В этой ситуации человек пытается изменить мир, или жить так, будто его возможности определены его потребностями. Но этот искусственный достаток и довольство собой не под силу каждому. Человек бьется в тисках своего существования, не умеющий ухватиться за определенное звено в цепи, ведет себя, как запутавшийся в сетях. Отчаянными движениями он пытается освободиться, но не может развязать ни один узел в этой сети. Чем больше человек будет навязывать свои цели действительности, тем больше он будет вынужден воспринимать действительность, существующую и живущую независимо от него. Вместе с приобретением новой потребности, человек делается чувствительным к тем влияниям, которые раньше оставляли его безразличным. Так постепенно возникает пропасть между человеком и миром, препятствующая миру стать отголоском человека. 
желтым жалом скользит лунный свет
спотыкаясь о боль обессиленных век
крик надломленных рук в цепких лапах тоски
ветер липнет к лицу рвет меня на куски
и в пустынном аду среди змей и песка
каменели дожди задыхались слова
и бессильно внизу рвались струны и тени
и я в страхе спешил распахнуть свои двери
в диком вихре мечты разрывая покой
вновь летел над землей очумелый мой конь
и отчаянный взгляд вдаль в пустой горизонт
безнадежный прыжок смертоносный полет
сокрушая надежды согнувшись от боли
я над бездной стоял весь в лахмотьях и крови
и по острым краям растекалась душа
на обломки судьбы на обломки себя
ml
доверья океан
когда-то полон был и , брег земли обвив
как пояс радужный, в спокойствии лежал
но нынче слышу я
лишь грустный долгий стон, да ропщущий отлив,
гонимый сквозь туман
порывом бурь, разбитый о края
житейских голых скал.
дозволь нам, о судьба!
с собою честным быть. ведь этот мир, что рос
пред нами, как страна исполнившихся грез,
так многолик, прекрасен он и нов,-
не знает, в сущности, ни света, ни страстей,
ни мира, ни меня, не чувств, не состраданья...
и в нем мы бродим, как по полю брани,
хранящему следы смятенья, бегств, смертей,
где полчища слепцов сошлись в борьбе своей.
Улицы. Длинные снежные улицы.
Снежинки кружатся и бледно искрят.
И серое небо все хмурится, хмурится,
Меня словно хочет вернуть вновь назад...
Сорвать пелену хмурых зимних снегов
И каждой морщинкой напомнить тебе
О буйных ростках не расцветших цветов,
Об отблесках счастья и тусклой звезде...
Идешь, словно призрак, сквозь снег и туман,
В ладонях храня дней прожитых цветок;
Идешь просто так. Идешь в никуда,
не ломишься в двери, не ищешь, не ждешь...
Прошли года. И ты их не вернешь.
А , в прочем, захотел бы ты вернуться?
Ведь по ночам тебя бросает в дрожь
От мысли, что мечты в тебе проснуться...
А снег искрит как много дет назад.
Он точно так же падал и кружился...
Прошли года, но ты не смог понять,
Зачем ты жил и для чего родился...
ml 
на усталых губах привкус мертвой луны
послесмертные сны тень нелепых картин
сквозь решетки летит на свой пир саранча
замок цвета тоски и прогнившей мечты
перевернутый мир блеск разбитых витрин
ком из мертвых надежд и топор палача
свет слепых фонарей в отражении воды
хохот нищих вдали стены серых руин
и застыл над землей скорбный плач скрипача
ml 
Бесконечный узор окольцованных птиц
Кружит в темном углу. Позади -
Хоровод незнакомых причудливых лиц -
Отголоски удач...Отголоски беды...
Обезглавленный призрак поникшей мечты.
Одинокий вокзал и чужие дороги...
Окрыленность... над бездной...и страх высоты
Над разбитым и немощным трупом свободы...
ml 
Мне бы лежать не рожденным в земле
Мне бы сгореть на безумном костре
Мне бы разбиться, еще не взлетев
Мне бы ослепнуть, прозреть не успев
Стать бы немым, позабыть все слова
Стать бы чужим,  потерять вдруг себя
Стать бы лучом и прожечь темноту
Стать бы звездой и взорвать пустоту
ml
Моя любимая далекая звезда!
Ты тускло светишь и сгоришь.
Дай мне хоть каплю своего тепла
И хоть во снах почаще приходи.
ml 
Мне одиноко в этом мире
В бессильных поисках себя,
И не хватает часто силы,
Чужих ладоней и тепла.
ml 
Осень. Что может быть прекрасней,
Чем этот мелкий нудный дождь?
Что может быть таинственней и властней,
Чем шорох листьев, дымь тумана, ночь?
ml 
Нет в этом мире красок дня
Нет в нем тепла и нет меня.
Весь этот мир - мечта и боль
Мой каждый шаг - борьба с собой.
ml 
Я многим чужд в своих сужденьях,
Блуждая в мире странных снов.
Ко мне не нужно снисхожденья -
Я здесь всему и всем чужой.
ml 
И обиды, и боли уже не удивляют.
Порой лишь смеешься жестокости их.
Как званных гостей я их часто встречаю,
Порою зову и молюсь я на них.
ml 
Ты очень редко вспоминаешь о себе,
О том, кого уже давно похоронил,
Кого ты сжег в мечтательном огне,
Что был ты - или не было - забыл.
ml 
Мечтанья, грезы, песни... Где вы?
Вы будто растворились в темноте,
Вы как старье в чулане сопрели
И не могу найти я вас нигде...
ml 
Зачем плывут по небу облака
И листья тихо что-то шепчут вслед?
Зачем струят закатом небеса?
Зачем ты создан, мир, для бед?
ml 
С давних времен не радует весна,
А манят серостью осенние дожди.
Я слишком много может быть мечтал,
Чтобы сейчас куда-нибудь идти...
ml 
Все слишком запутано в жизни этой
И лишь открыв последнюю дверь,
Смогу, быть может, тусклым светом,
Найти прожитой жизни тень.
ml 
Смутная тень...
Все несчастья на свете,
А над ними мое одиночество
Псом бесприютным. 
"...будущего нет..."
Каждый держится своего круга, живет его представлениями и порой просто забывает, что это еще не весь мир... ...а жизнь продолжается. Кому сколько отпущено. И порой, кажется, что ты похож на глубокий колодец, половину которого, или даже больше, ты бы с удовольствием забросал камнями и землей.. а жизнь продолжается. Не всегда, но часто, ее дни такие серые, такие незначительные... Вот снова пошел дождь, однообразная дробь капель по стеклу, ирреальные звуки мурлычущие из динамиков, скудное освещение в дымной от выкуренных сигарет комнате, создают ощущение оторванности от мира и времени... ...Работа, дом. Дом, работа... и так каждый день. Маленькие встряски, большие, хорошие и плохие... день за днем, и не видно конца. Кажется, что до самой смерти все и будет продолжаться именно так. Что-то смотрят. Что-то читают. Может, даже, о чем-то и думают, но если и думают, то о чем-то хорошем, без напряжения, не волнуясь, постоянно ощущая в себе готовность оборвать свою мысль без сожаления и стремления продолжить ее, это все равно, что шевелить пальцами ног только потому, что они у вас есть. И ты будто в тумане доживаешь до того дня, когда твой поезд внезапно затормозит в сумеречном туннеле, не докатив двух миль до станции, и пассажиры, быть может, впервые за долгие годы, почувствуют какое-то еще не проясненное беспокойство, оно заставит их взглянуть друг другу в глаза и увидеть в глазах ближнего своего страх, а двери, которые открываются лишь на станциях в строго обозначенных местах, вдруг соскользнут в пазах, и вагон наполнится холодным подземным ветром, ну что ж, такое случается, незначительная заминка в системе управления, и вот какой-то состав врезался в хвост предыдущего, досадно, но тебя всего буквально пронизывает этот колкий подземный ветер, он, он раздувает в тебе крик ужаса, хотя, ты и сам не понимаешь, откуда это в тебе, и на чем возрос твой страх и окреп до такой всепоглощающей силы, и в эти минуты главное укрыться, спрятаться от этого черного подземного потока, захлестнувшего вагон, ты корчишься в кресле, но ты не видишь, как ты можешь укрыться от этого ядовитого ветра, и тогда свое затмение ты бросаешь в раскрытую дверь, растворив его в затмении туннеля, не слушая криков, ты бежишь в узком пространстве между вагонами и угрожающе грядущей стеной, ноги выворачиваются на ступеньках шпал, но твой страх хранит тебя от увечий, и ты бежишь, задыхаясь от необычного состояния, и ветер клокочет, закручивается вокруг тебя, отталкивает назад, или, наоборот, помогает, толкает вперед, прижимаясь к спине, а поезда выстроились в одну, с короткими обрывами, линию, переполненную светящимися квадратами окон, начиненные человеческими телами, страхом, жестокостью, безразличием, высокомерием, и ты рвешься куда-то в сторону от них, несознательно обрекая себя на испепеляющий огонь высоковольтных передач, но ты продвигаешься сквозь беспросветную ночь подземелья, чтобы все, что суждено тебе на краю этого , решилось в одно короткое мгновение, но тут, споткнувшись, ты замедляешь бег, замираешь, и понимаешь, что тянешься руками в пустоту, и уже неуверенным шагом, раскачивающим тебя из стороны в сторону, достигаешь скользкой перегородки, это конец, это тупик, ты слышишь свой побежденный вскрик, как бы со стороны, и напрасно твои ноги врезаются в острые грани ступенек, ты понимаешь, что их нет, и ты уже не знаешь, сколько часов, дней или лет ты ползешь по этим ступенькам, с болезненно обнаженными чувствами где-то затаившегося от тебя спасения, которого...
мне грустно
потому что ты таешь
как ранний снег
в ладонях
мне больно 
ты уходишь
забывая и помня
и я не понимаю
что делать что сказать
как можно мне
не зная понимать
что происходит
почему
и как
ты ускользаешь
сквозь туман
ты уплываешь
и возвращаешься опять
ты улыбаешься
и дождь идет опять
и если бы 
свободными руками
я б мог тебя обнять
и в зазеркалье
твои глаза и губы больше не встречать
печально и смешно
так исчезают 
и огни
вдаль уходящих кораблей
прозрачным серпантином
свой освещают путь
ты здесь но не со мной
ты не со мной но не здесь
ускользая упрекая забывая
спеша и медленно храня
запоминая  увлекая
в пустынный дом
в котором то что 
и всегда было со мной
пустынные глаза вагонов
и звуки шумных площадей
ночные берега и склоны
в ладонях пустоты моей
вот листья, цвета гноя и скорбей, -
как падают они в моих равнинах;
как рой моих скорбей, все тяжелей, желтей,-
так падают они в душе моей.
лахмотьями тяжелых облаков,
окутавши свой глаз слепой,
поник под ветра грозный вой,
шар солнца,
старый и слепой...
ноябрь в моей душе.
над илом ивы чуть видны; в туманы,
мелькая, черные уносятся бакланы,
и льется крик их, долгий, точно вечность,
однообразный,- в бесконечность.
ноябрь в моей душе.
и эти листья, что спадают, спадают,
спадают;
и этот бесконечный дождь,
и этот вой средь голых рощь,
однообразный. рвущий все в душе..
О! Если только бы я мог...
Стереть, как уличную пыль,
Сорвать, как серый дряхлый мох
Свою судьбу и стать другим...
Прообраз будущих скитаний,
Замкнутых в круге неудач,
Безумство будущих желаний
И трудность будущих задач...
Густой туман и дальний путь.
В смятенье руки и душа.
И лишь порой вдыхает грудь
Огонь бесследного добра...
ml 
К сожалению, ты понимаешь и знаешь слишком много, для того, чтобы быть по настоящему счастливым. Мы слишком много знаем и слишком мало умеем....потому что знаем слишком много.
Безнадежный простор.  Мир далеких планет.
Я слышу их песни. Я пью чужой свет.
Высокие шпили Их гор так легко
Впиваются в мозг и звенят. как стекло.
Прозрачные бездны бушующих звезд
Безумной палитрой ложатся на холст.
Я прыгнул бы в небо. как в спящую дверь.
Я стер бы границы, смешав ночь и день,
Уплыв, сквозь пустыни, к волшебным мирам,
Навстречу неистовым, вольным ветрам,
Что, грудь разрывают и в Вечность зовя,
Уносят с собой весь мой мир и меня.
ml 
О, зачем твоей высокой властью
Будущее видеть нам дано,
И не верить ни любви, ни счастью,
Как бы ни сияло нам оно.
Сколько их, кто, в темноте блуждая,
Без надежд, без цели ищет путь
И не может, о судьбе гадая,
В собственное сердце заглянуть.
И ликует, чуть проникнет скудно
Луч далекой радости в окно.
Только нам прельщаться безрассудно,
Обоюдным счастье не дано,
Одному не понимать другого
И любить свою мечту в другом...
И теперь одно воспоминанье
Нам сердца смятенные живит,
Ибо в прошлом истины дыханье,
В настоящем - только боль обид.
свинцовый день. и ветер в зеркалах.
и ты, как тень, на согнутых руках,
в безумном танце кружишь над собой.
и блеск луны, и мрачный ветра вой,
и в комнатах застывшая на стенах боль.
уставший взгляд. обвисшая душа.
сплетенье слов. и вечер, как скала.
попытка удержаться...проснуться и взлететь...
но не хватает сил...и слишком яркий свет...
и возникали бездны, и лопались слова,
и в мрачном отупеньи кружилась голова...
свинцовый день. и ветер в зеркалах.
и тень от факела безумствует на стенах.
и сердце колет грудь осколками тоски,
и ты совсем один в обьятьях  темноты.
в плену своих  желаний, рожденные слова,-
лучи пустых желаний и мертвые слова...
протянутые руки...попытка удержать...
и ноги прилипают...я не могу бежать...
ml 
Рано или поздно, под старость или в рассвет лет... Несбывшееся зовет нас... И мы оглядываемся, стараясь понять - откуда прилетел этот нежданный зов...Тогда, очнувшись среди своего мира, тягостно спохватясь и дорожа каждым днем, всматриваемся мы в жизнь всем своим существом...стараясь разглядеть - не начинает ли сбываться Несбывшееся? Не ясен ли его образ? Не нужно ли теперь только протянуть руку, чтобы схватить и держать его слабо мелькающие черты?...
Между тем, время уходит...И мы плывем мимо высоких берегов Несбывшегося...толкуя о делах дня...утопая в серой пучине повседневных забот...Может быть нам никогда так и не удасться причалить к его крутым неприступным берегам...
капли дождя стучатся в окно
печальна музыка кричащей тишины
безумные виденья пронизывают мозг
я одинок
и не хочу менять пожалуй ничего
в собою выдуманном мире темноты
который как тиски сжимает бедный мозг
я молод но зачем
и что мне сможет дать попытка дальше жить
кому и что смогу я доказать грядущим днем
ведь этот мир не знал меня совсем
чего хотел и кем бы мог я быть
я загнанная дичь я в клетке за стеклом
ml 
Чужой рояль, чужие ноты -
Триумф несбыточного сна.
Надежда, Боль и Эшафоты -
В ночной тиши и свете дня...
В руке - венок воспоминаний,
В душе - ноябрьские дожди
И бесконечный путь скитаний
Под светом призрачной звезды...
Среди немых пустынных улиц
В туманном свете фонарей,
Ты безнадежно ждал, безумец!
Что внемлет мир мольбе твоей.
ml 
дверь была как тупая пила
было всесилие стен
была беспредметная скука
и самодовольство паркета
льнувшего к граням счастливым
для нас проигравших игральных костей
были разбитые окна
в кровь раздиравшие тело ветра
было пиршество красок
проходила граница болота
шло каждодневное время
в брошенной комнате в комнате одинокой
пустой 
..Прижимаясь к стене, чтобы ни с кем не столкнуться, он прошел в угол к свободному креслу и съежился в нем, глядя на толчею в зале. Вокзал, в чужом городе, чужой вокзал... Люди...шумные, суетливые, с чужими замкнутыми лицами. Чужаки. Ни одного знакомого лица. Всем куда-то надо. Спешат. В последнюю минуту что-то вспоминают. Мечутся.
Туда-сюда... Лица...Чужие, незнакомые лица. Тысячи незнакомых людей и столько же жизней... Он снова съежился в кресле. Ему было тоскливо, одиноко и неуютно. Одиноко в гудящем зале, битком набитом людьми. Нестерпимое, выматывающее душу одиночество...
Мир забывает тех,
кому не повезло.
И если ты промазал на дуэли,
забыл свой кортик
на чужой постели,
упал с коня
или сломал весло -
спасенья нет.
Тебя забудет мир.
Без вздоха,
сожаления
и плача.
Свою удачу отверг кумир.
Таков закон.
Да здравствует удача!
с поникшим лбом, со знаменем повисшим
влачу тебя, когда я одинок
по черным комнатам,
по улицам промозглым
и милостыню клянчу.
И не хочу, я их не отпущу
твои простые и загадочные руки,
родившиеся в зеркале ревнивых рук моих.
Все прочее на свете безупречно,
все прочее на свете бесполезно,
как жизнь.
В твоей тени колодец вырыть,
в немую воду у твоих грудей
как камень
кануть. 
Chacum A' Son Cout
...Я заглядывал в лица людей, я пытался поймать чей-нибудь взгляд; я был одинок. Я знал, никто не в силах помочь мне , понять меня, но мне было так одиноко и тоскливо, мне было нужно почувствовать рядом живое человеческое тепло.
А мимо шли и шли тысячи чужих равнодушных людей... Они шли, разговаривая между собой, я вслушивался в их слова, обрывки фраз... я пытался вникнуть в смысл всего-лишь для того, чтобы убежать от самого себя, от своей тоски... я не понимал их, не понимал этого языка, не понимал о чем говрили они мне или друг другу...
For Freedom
Улететь бы замученной птицей,
Убежать бы, прорвав время грань,
Проколоть бы года насквозь спицей,
Чтоб тобою зашить сердца ткань.
Хоть бы облаком мрачным и грустным
Пролететь над твоей синевой,
Хоть бы ветром разгульным и блудным
Прикоснуться к тебе как рукой.
ml
... Поверхность вещей больше не являлась маской их сущности, это лишь сама поверхность, не имеющая глубинных слоев. Но эти слои, даже бездны, все же раскрываются перед нами, под нарисованной нами поверхностью...
и пути превращаются в лабиринты...
Точно так же, по прямой линии, видны на свежем снегу чьи-то следы. Часами Он уже идет по ним, машинально переставляя ноги, окоченевший от усталости и холода,
машинально делая шаг за шагом. Он даже не уверен. Продвигается ли Он вперед. Перед ним все те же следы в елочку, по которым он шагает.
Кто-то уже прошел здесь. Силы убывают и Он начинает шагать по оставленным кем-то следам. Его обувь чуть больше. Но это едва заметно. Внезапно Его охватывает чувство, что это Он сам и шел здесь перед собой... 
А по весне я над весною издеваюсь,
Браня ее юность, мечты и тепло...
Лишь с осенью серой я вместе сливаюсь,
Храня ее горечь, молчанье и боль...
ml 
...вечером я сидел за стойкой бара в обществе полузнакомых людей,и какая-то девушка стала рассуждать о том, что такое жизнь. Я был не в лучшем настроении, чему способствовала и погода за окном. Не долго думая, я произнес какие-то связанные слова на эту тему. Мой монолог был настолько неожиданным и откровенным для меня самого, что я запомнил эти слова:
...Кажется, что ты сидишь в темном автобусе, в котором нет ни водителя, ни контролера. Автобус мчится в никуда. Осень, ночь, ветер и мелкий дождь. Ты сидишь и смотришь в окно. Через дождевые потеки на стекле ты видишь размазанные желтые вспышки редких фонарей и неясные тени. На остановах заходят и выходят какие-то люди; рядом с тобой постоянно садятся женщины, мужчины, дети с матерями; садятся, о чем-то говорят тебе или друг другу. Но ты не знаешь кто они и зачем они были только что рядом с тобой. Ты даже не видел их лиц. Автобус с потушенными фарами мчится в никуда. Заходят все новые и новые люди, которые спешат выйти сразу же, на первой остановке, понимая, что это не их маршрут. А тебе все равно. Ты нигде не выходишь. Потому что твоей остановки просто нет...
...я взглянул в окно - мимо меня проносилась чужая тьма, заглядывающая в окна тускло освещенного поезда, в котром еще сохранилась капля человечности. Правда, уже всем чужой, призрачной, как полет летучей мыши: очертания лиц, кивок головы, частичка тепла, прикосновение плеч - язычок пламени из иного, безымянного мира, походившего на вольтовую дугу, на мост, перекинутый через бездну... Но это лишь видимость...В действительности же ничто уже не может преодолеть хаос безграничной отчужденности и безнадежности, одиночества...не безобидного сентиментального одиночества. а одиночества абсолютного, в котором человек - это задуваемая ветром искра...
Все труднее становится быть личностью в этом мире,который больше не нуждается в действиях и лицах, и в котором индивидуальность теряет смысл из-за отсутствия возможности проявить себя.
Сомненья... Вы рождаете беду.
Вы плодите гнев, призыв к мечу.
Сомненья...Вы несете крах.
Вы давно родили в людях страх.
Горечь...Ты создаешь туман.
Ты создаешь печали и обман.
Горечь...Ты омрачаешь ум.
Из-за тебя родился смех и лгун.
Грусть...Ты со мной постоянно.
Твое спокойствие всегда обманно.
Грусть...Ты тоска и боль.
Как пледом теплым я укрыт тобой.
Ожиданье...Ты невыносимо.
Ты отбираешь у меня все силы.
Ожиданье...Ты неутолимо.
Ты слишком больно и беспрерывно..
Мы тянемся к чему-то, мы что-то хватаем, а что остается в наших руках? Тень. Или хуже того - страдание. 
Люди всегда преклонялись перед смелостью и богатством. Смелость –это торжество над смертью, богатство—торжество над голодом, а люди ничего не боятся больше, чем смерти и голода. Самые бесплодные всегда набрасываются на чужие идеи, чтобы согреться, воодушевиться или позабыть о собственной бедности и бессодержательности. Эти зрители, ежечасно наслаждающиеся рискованными прыжками и смертоносными падениями своих близких, в тупом гневе на собственную духовную нищету и бессилие, а если не нищету, то на собственную глупость. Мы не могли себе позволить роскошь личных переживаний и устройства собственного благополучия. У одних не хватало ни времени, ни денег, у других уже не было мужества и стимула сделать хоть какой—то шаг вперед из—за боязни упасть, вновь упасть, потому что шатко стояли на обломках прошлого. А тем, совсем другим, всегда довольными собой, им всегда было легче. Нет необходимости куда—то стремиться.
"- Tired, I am tired,  I am fed up..."
Огромен мир. Бескраен и могуч.
Но я нигде не вижу своего угла.
Холодный ветер, стаи серых туч
За каждой дверью всегда ждут меня.
Мне невозможно спрятаться от бед,
От неудач закрыться на замок, --
Они - как волки, вновь находят след,
Находят душу - лакомый кусок.
ml
Воля человека определяется страстью или размышлением. Человеку свойственно ошибаться, глупцу—настаивать на своих ошибках. Но те рычаги, которые в свою очередь непосредственно определяют страсть или размышление, бывают самого разнообразного характера. Отчасти, это могут быть внешние предметы, отчасти—идеальные побуждения: честолюбие, ненависть или же чисто индивидуальные прихоти. 
Многое, что можно было бы сделать, мы не делаем, сами не зная почему. Человек всегда велик в своих намерениях, но не в их исполнении. Нет в человеке достоинства, грош ему цена, если душа его созданная для волнений и радостей, также сыта и тупа как тело. И даже есть все—и человек, и любовь, и жизнь,--то по какому—то страшному закону этого всегда мало, и чем больше все это кажется—тем меньше оно на самом деле.
…И вдруг я понял, что для меня снова стало важным не просто выжить, а добиться чего—то большего, и что я снова вступаю в лабиринт эмоций, где властвуют миражи, где разум отступает на задний план…
Если правда об индивидуальности - всегда срывание маски, то правда о жизни вцелом - никак не меньше, чем разрушение фасада, за которым кроется абсолютная жестокость
Это был вокзал, с которого поезда отправлялись в детство. Сюда приходили после долгих раздумий. Кто предчувствовал приближение смерти, кто хотел полнее осознать сущность своего Я, сравнить себя с эталоном, на который еще не налипли комья сомнений, страха, зависти, обреченности, бессилия, пошлости и себялюбия, который еще не успел согнуться под тяжестью повседневных забот и волнений… Желаемое совершается лишь в редких случаях, -по большей же части, цели, поставленные людьми перед собой, приходят во взаимное столкновение и противоречия, или оказываются недостижимыми частично по своему существу, частично—по недостатку средств для их осуществления. Каждый человек преследует свои собственные, сознательно поставленные цели, а общий итог этого множества, действующий по различным направлениям стремлений и их разнообразных воздействий на внешний мир—это и есть мир, который нас окружает. 
..девушка сидела, съежившись на своем стуле, чужая и таинственная, словно ее принесло из другой жизни. Я говорил и слышал свой голос, но казалось, что это не я , что говорил кто-то другой, и такой, каким хотел бы быть Я. Слова, который я произносил, уже не были правдой, они смещались, они теснились, уводили в другие края, более пестрые и яркие, чем те, в которых происходили мелкие события моей жизни; я знал, что говорю неправду, что сочиняю и лгу, но мне было безразлично - ведь правда была безнадежной и тусклой. И настоящая жизнь была только в ощущениях мечты, в ее отблесках..
…В ту пору я еще не знал... Я не знал, как противоречива человеческая натура, не знал, что самым искренним людям свойственна поза, не знал, как низок может быть благородный человек и как добр отверженный…
Будущее изменить можно. но его нельзя знать заранее. ...Смерть, нищета, безысходная печаль, тоска и отчаяние... Так. Бывает так...Но не совсем так.Человек всегда сильнее, потому что светла печаль мужественных людей. Нет никаких зримых или хотя бы предполагаемых надежд на лучшее, но уже в самой сущности человеческих характеров, в их грубоватой сердечности, которую не поколебал горький опыт, вся грязь и все уродство их жизни, теснится робкая, но живая надежда.. 
...Только тот, кто знает, что такое одиночество - знает счастье новых и интересных встреч с новыми людьми. Что может решительней прорвать магическую сферу одиночества, если не взрыв чувств, их сокрушительная сила, если не стихия, буря, шторм, ночь, дождь, музыка?...
В поисках за ответами на вопрос жизни я почувствовал себя заблудившимся в лесу. Вышел на поляну, влез на самое высокое дерево и ясно увидел беспредельное пространство, … но увидел, что моего дома там нет и не может быть; пошел в чащу, во мрак –там тоже ничего нет.
Мой вопрос, который в 50 лет привел меня к самоубийству, был самый простой –КАКОЙ СМЫСЛ придают и придавали миллионы живших и живущих своему существованию? Что выйдет из того, что я делаю сейчас, буду делать завтра, что выйдет из всей моей жизни?
Чем меньше живут люди –тем страшнее им смерть. И это не парадокс, а следствие того, что рано или поздно, но наступает время, когда человек вместо цели видит в жизни лишь конец, окончание всего. После исчезновения всех разумных земных перспектив, человек видит перед собой пустой горизонт, на которой единственной конечной точкой маячит лишь смерть, окончание всего… И на лицо истина, что этот вопрос не одинаково мучителен для всех.
При использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна. All rights reserved. Design and maintenance ML Productions ©1998-2015. Техподдержка Hotsupport